История из газеты "Красноярский рабочий"

ЕФРОСИНЬЮШКА ИЗ КРАСНЫХ КЛЮЧЕЙ
...Фрося разомлела на солнечной завалинке и разговорилась: "На жизнь я не ворчу, а только молюсь и радуюсь. Опять новый день в ворота постучался. Вот и слава Богу!"

К 90-летию Ефросинья Петровна "себе подарок сгоношила": огромный плазменный телевизор. Теперь, восседая на стареньком креслице у тёплой печной стенки, смотрит полюбившуюся передачу "Давай поженимся". Потом долго обсказывает:

- Ой, мужики там какие-то несмелые, будто их в детстве оглоблей задели. А девкам норов не шибко надобно показывать.

И, прищуриваясь, добавляет:

- Бывает, обжёгся парень на ветренице, теперь ему монашку подавай! Другому же прелести женские не грех чуть-чуть и показать: коленце оголить, грудочкой потрясти, бёдрышком по-щучьи повилять, глазками поблудить... Но обязательно в юбочке или в платьице подманивать надо, а то в штанах красот бабьих не углядят...

Рассуждает, нарезая овощи для супа:

- Вот она, картошечка-матушка, каждый день её кушаю. И выросла на ней, и прожила, а лучше яства не знаю. Порой мне и хлебца не надо. Всегда картоху садила для себя. А когда она из земли выбуривается - это сильно нутро согревает.

И вдруг замечает, тоскливо глядя в окно:

- Как вы, бедные, в городе всякую заморскую чертовщину едите?! Извело время путных земледельцев. Оттого чужестранцы неряшливые в нашу землю вцепились, в грязных теплицах овощи растят, здесь же плюют, рожи полощут, а то и нужду справляют... Потом огурцы, помидоры в Красноярск везут.

Живёт Ефросинья Петровна Ерёмина в посёлке Красные Ключи, в аккуратном, добротном доме: брёвнышко к брёвнышку. Опрятная, живенькая, с лукавинкой женщина в серьёзных летах, по-христиански гостеприимная.

Когда мы с мужем и племянницей Олесей (имя ей дала моя мама, в честь героини Александра Куприна) ехали сюда к тёще брата, я поинтересовалась у девушки:

- Селение так большевики назвали?

Та пояснила:

- Нет, тут просто есть природные родники. Железа в них много, оттого и красные.

Вздохнула я с облегчением. Олеся пообещала сводить нас с супругом к ключам. Позже так и вышло; дорога к ангельской водице оказалась красы неописуемой, а студёный дар - поистине Божий напиток.

Посёлок Красные Ключи Большемуртинского района небольшой, ровный, довольно пустынный, хотя есть школа, клуб и улицы - Гагарина, Советская, Интернациональная... А люди в нём живут очень интересные и с непростой судьбой.

Мы с тётушкой Ефросиньей на её уютной кухоньке повели исповедальную беседу. И начали, как водится, с рождения...

На свет земной постучалась она в северной деревеньке Погодаево Енисейского района. Позже жила в селениях Анциферово и Баженово. Закончила четыре класса, а в 18 лет назначили Фросю бригадиром полеводов. Трудилась так, что подол юбки к коленям от пота прилипал. Виртуозно скакала и управляла лошадьми.

Тятенька Пётр Фёдорович в Первую мировую войну оказался в германском плену, шибко здоровье подорвал, оттого по хозяйству управляться не мог. Район у них таёжный - и непуганые медведи гужом бродили вокруг. Случалось, увидит вдалеке девушка "властелина леса", схватит кобылу под уздцы - и прочь... А как-то ехала на лошади, вдруг та зафыркала и остановилась - оказалось, на дорогу вышли два медвежонка и рявкают. Вдруг появилась их мать, отшлёпала обоих и в лес увела.

...Аграфена Васильевна, матушка, наказывала: "Работай, доченька, пока руки и спина дюжат, а тяжко станет, перекрестись и проси у Господа помощи. Колдунов же опасайся, не гневи судьбу".

Верно наказывала. В прежнее время ходил по деревням такой Сливник, родом из села Плотбище. Одни люди раз на женитьбу его не позвали, и он неожиданно появился перед свадебными повозками. Кони дальше не пошли, "глаза выбурили, ноздри расшиперили". Вышел дружка, от имени всех повинился, одарил колдуна, тогда и путешествие к храму продолжилось...

Кроме Фроси росли ещё в семье трое детей, да на трёх полях хлеб растили. Петровна задумалась и погрузилась в былое:

- Лето на заимках жили, голодранцами не слыли, не прохлаждались, хозяйство крепкое имели. Вот и раскулачили нас нехристи.

Тихонько всплакнув, продолжила:

- Верую, а молитвы путём не знаю. Советская власть святые речи отобрала, душу обшкурила, а без Божьего слова в голове людей брюква сидит.

Ефросинья качает головой:

- Вместо икон повесили партейцы в красном углу горниц Марксу Карлу. Так у этой неруси завелась паутина на бороде и до полу висела, никто картинку обихаживать не хотел. Ребятня страшилась - будто чёрт из-за угла таращится. Глянем на него, замутит и трижды сплюнем... Когда же церковь крушили, комсомолец Баженов топтался на иконах и даже танцевал - потом его скособенило. Ай, верю,- восклицает Петровна,- что-то есть за нами!

Она снова вздыхает.

- Тяжкое же времечко оказалось, боялись без оглядки слово молвить. Только петь тягучие народные песни не опасались.

Рассказывает, как деревенских девчонок мобилизовали лес валить - на каждую 300 кубов в сутки норма, а пилили двуручками.

- Эх, никому не давали жить хорошо,- говорит Ефросинья Петровна.

В поисках лучшей доли она и сбежала на флот, в Подтёсово. Оттуда началась её речная биография - матросом, кочегаром, рулевым, на кораблях "Свирь", "Карл Маркс", "Грузия", на лихтере N 16.

Перевозили не только грузы, но и "тюремщину". Драматично шли суда на Север, бывали аварии, тросы буксирные часто рвались.

Вскоре девушку домой отозвали - отец Пётр Фёдорович сильно расхворался.

Шла она до Енисейской больницы бечевой - бурлачкой тащила лодку с больным отцом. Но не выходили доктора главу семейства, и в 48-м году батенька её помер.

Фрося вытирает слёзы:

- Даже рубахи новой не было, нашего голубчика родненького положили в неструганую домовину Бог знает в чём.

...Ещё в девчоночьи годы старая румынка, что бродила по лесным посёлкам, нагадала на бобах, мол, у Ефросиньи будет высокий, белый мужик: "С ним детей нарожаешь и век скоротаешь".

И раз на корабле "Карл Маркс" подошёл к Ефросиньюшке боцман и говорит: "Видишь, идёт наш штурман, он твоим суженым будет". Посмеялась девушка, но как-то незаметно познакомилась с Евгением Дмитриевичем Ерёминым. Поженились потом - правда, до этого "у него две жёнки были".

- Как же поободрали эти зазнобушки моего красавца,- всхохатывает Ефросинья.- С пустой балеткой ко мне пришёл, сразу исподнего, рубах нашила ему, и славно зажили вместе. В те годы пустыми бабы не ходили, а все обрюхачены были,- лукаво заявляет Петровна.- И мы с Ерёминым четверых деток завели.

Речное дело они больше справляли на разных кораблях, а вместе довелось только по Питу ходить на барже "Нерпа". Видимо-невидимо стерляди добывали. Но с особым уважением Ефросинья Петровна до сих пор сказывает о легендарном капитане корабля "Свирь" Александре Ипполитовиче Лобадзе - как он всегда о молодых хлопотал и на стоянках девчонок посылал в тайгу за морошкой.

Довелось Фросе трудиться и на корабле "Карл Маркс", что ходил от Дудинки до Подтёсова и обратно. Но когда младшего, Олега, в 57-м году родила, то якорь на берегу бросила. Управлялась на разных работах, чтоб за детьми пригляд держать.

Ушёл в мир иной незабвенный её супруг - горюет и молится о нём каждый день. У самой же, признаётся, до глубоких лет не случалось, чтобы что-то болело, а год назад сполна наелась редьки, напарилась от души - вот и "стукнуло". Но отошла от недуга, подлечивается сейчас потихоньку и по-прежнему норовиста, бодра.

Беспокоит её, что времена нынче опасные. Пенсия у тружеников военного тыла не обидная - вдруг кто соблазнится. Вот и держит Фрося под кроватью кочергу...

Несмотря на годы и на то, что неподалёку дочь с зятем живут, Ефросинья Петровна всегда сама справляется в своём доме. Всё у неё под рукой - фотографии близких, уютное креслице и огромный, на полкомнаты, телевизор. А утром по весне будит её, как всегда, щебет таёжных птиц, зовёт неустанно к жизни...



Вероника АНУФРИЕВА.
ЕФРОСИНЬЮШКА ИЗ КРАСНЫХ КЛЮЧЕЙ
...Фрося разомлела на солнечной завалинке и разговорилась: "На жизнь я не ворчу, а только молюсь и радуюсь. Опять новый день в ворота постучался. Вот и слава Богу!"

К 90-летию Ефросинья Петровна "себе подарок сгоношила": огромный плазменный телевизор. Теперь, восседая на стареньком креслице у тёплой печной стенки, смотрит полюбившуюся передачу "Давай поженимся". Потом долго обсказывает:

- Ой, мужики там какие-то несмелые, будто их в детстве оглоблей задели. А девкам норов не шибко надобно показывать.

И, прищуриваясь, добавляет:

- Бывает, обжёгся парень на ветренице, теперь ему монашку подавай! Другому же прелести женские не грех чуть-чуть и показать: коленце оголить, грудочкой потрясти, бёдрышком по-щучьи повилять, глазками поблудить... Но обязательно в юбочке или в платьице подманивать надо, а то в штанах красот бабьих не углядят...

Рассуждает, нарезая овощи для супа:

- Вот она, картошечка-матушка, каждый день её кушаю. И выросла на ней, и прожила, а лучше яства не знаю. Порой мне и хлебца не надо. Всегда картоху садила для себя. А когда она из земли выбуривается - это сильно нутро согревает.

И вдруг замечает, тоскливо глядя в окно:

- Как вы, бедные, в городе всякую заморскую чертовщину едите?! Извело время путных земледельцев. Оттого чужестранцы неряшливые в нашу землю вцепились, в грязных теплицах овощи растят, здесь же плюют, рожи полощут, а то и нужду справляют... Потом огурцы, помидоры в Красноярск везут.

Живёт Ефросинья Петровна Ерёмина в посёлке Красные Ключи, в аккуратном, добротном доме: брёвнышко к брёвнышку. Опрятная, живенькая, с лукавинкой женщина в серьёзных летах, по-христиански гостеприимная.

Когда мы с мужем и племянницей Олесей (имя ей дала моя мама, в честь героини Александра Куприна) ехали сюда к тёще брата, я поинтересовалась у девушки:

- Селение так большевики назвали?

Та пояснила:

- Нет, тут просто есть природные родники. Железа в них много, оттого и красные.

Вздохнула я с облегчением. Олеся пообещала сводить нас с супругом к ключам. Позже так и вышло; дорога к ангельской водице оказалась красы неописуемой, а студёный дар - поистине Божий напиток.

Посёлок Красные Ключи Большемуртинского района небольшой, ровный, довольно пустынный, хотя есть школа, клуб и улицы - Гагарина, Советская, Интернациональная... А люди в нём живут очень интересные и с непростой судьбой.

Мы с тётушкой Ефросиньей на её уютной кухоньке повели исповедальную беседу. И начали, как водится, с рождения...

На свет земной постучалась она в северной деревеньке Погодаево Енисейского района. Позже жила в селениях Анциферово и Баженово. Закончила четыре класса, а в 18 лет назначили Фросю бригадиром полеводов. Трудилась так, что подол юбки к коленям от пота прилипал. Виртуозно скакала и управляла лошадьми.

Тятенька Пётр Фёдорович в Первую мировую войну оказался в германском плену, шибко здоровье подорвал, оттого по хозяйству управляться не мог. Район у них таёжный - и непуганые медведи гужом бродили вокруг. Случалось, увидит вдалеке девушка "властелина леса", схватит кобылу под уздцы - и прочь... А как-то ехала на лошади, вдруг та зафыркала и остановилась - оказалось, на дорогу вышли два медвежонка и рявкают. Вдруг появилась их мать, отшлёпала обоих и в лес увела.

...Аграфена Васильевна, матушка, наказывала: "Работай, доченька, пока руки и спина дюжат, а тяжко станет, перекрестись и проси у Господа помощи. Колдунов же опасайся, не гневи судьбу".

Верно наказывала. В прежнее время ходил по деревням такой Сливник, родом из села Плотбище. Одни люди раз на женитьбу его не позвали, и он неожиданно появился перед свадебными повозками. Кони дальше не пошли, "глаза выбурили, ноздри расшиперили". Вышел дружка, от имени всех повинился, одарил колдуна, тогда и путешествие к храму продолжилось...

Кроме Фроси росли ещё в семье трое детей, да на трёх полях хлеб растили. Петровна задумалась и погрузилась в былое:

- Лето на заимках жили, голодранцами не слыли, не прохлаждались, хозяйство крепкое имели. Вот и раскулачили нас нехристи.

Тихонько всплакнув, продолжила:

- Верую, а молитвы путём не знаю. Советская власть святые речи отобрала, душу обшкурила, а без Божьего слова в голове людей брюква сидит.

Ефросинья качает головой:

- Вместо икон повесили партейцы в красном углу горниц Марксу Карлу. Так у этой неруси завелась паутина на бороде и до полу висела, никто картинку обихаживать не хотел. Ребятня страшилась - будто чёрт из-за угла таращится. Глянем на него, замутит и трижды сплюнем... Когда же церковь крушили, комсомолец Баженов топтался на иконах и даже танцевал - потом его скособенило. Ай, верю,- восклицает Петровна,- что-то есть за нами!

Она снова вздыхает.

- Тяжкое же времечко оказалось, боялись без оглядки слово молвить. Только петь тягучие народные песни не опасались.

Рассказывает, как деревенских девчонок мобилизовали лес валить - на каждую 300 кубов в сутки норма, а пилили двуручками.

- Эх, никому не давали жить хорошо,- говорит Ефросинья Петровна.

В поисках лучшей доли она и сбежала на флот, в Подтёсово. Оттуда началась её речная биография - матросом, кочегаром, рулевым, на кораблях "Свирь", "Карл Маркс", "Грузия", на лихтере N 16.

Перевозили не только грузы, но и "тюремщину". Драматично шли суда на Север, бывали аварии, тросы буксирные часто рвались.

Вскоре девушку домой отозвали - отец Пётр Фёдорович сильно расхворался.

Шла она до Енисейской больницы бечевой - бурлачкой тащила лодку с больным отцом. Но не выходили доктора главу семейства, и в 48-м году батенька её помер.

Фрося вытирает слёзы:

- Даже рубахи новой не было, нашего голубчика родненького положили в неструганую домовину Бог знает в чём.

...Ещё в девчоночьи годы старая румынка, что бродила по лесным посёлкам, нагадала на бобах, мол, у Ефросиньи будет высокий, белый мужик: "С ним детей нарожаешь и век скоротаешь".

И раз на корабле "Карл Маркс" подошёл к Ефросиньюшке боцман и говорит: "Видишь, идёт наш штурман, он твоим суженым будет". Посмеялась девушка, но как-то незаметно познакомилась с Евгением Дмитриевичем Ерёминым. Поженились потом - правда, до этого "у него две жёнки были".

- Как же поободрали эти зазнобушки моего красавца,- всхохатывает Ефросинья.- С пустой балеткой ко мне пришёл, сразу исподнего, рубах нашила ему, и славно зажили вместе. В те годы пустыми бабы не ходили, а все обрюхачены были,- лукаво заявляет Петровна.- И мы с Ерёминым четверых деток завели.

Речное дело они больше справляли на разных кораблях, а вместе довелось только по Питу ходить на барже "Нерпа". Видимо-невидимо стерляди добывали. Но с особым уважением Ефросинья Петровна до сих пор сказывает о легендарном капитане корабля "Свирь" Александре Ипполитовиче Лобадзе - как он всегда о молодых хлопотал и на стоянках девчонок посылал в тайгу за морошкой.

Довелось Фросе трудиться и на корабле "Карл Маркс", что ходил от Дудинки до Подтёсова и обратно. Но когда младшего, Олега, в 57-м году родила, то якорь на берегу бросила. Управлялась на разных работах, чтоб за детьми пригляд держать.

Ушёл в мир иной незабвенный её супруг - горюет и молится о нём каждый день. У самой же, признаётся, до глубоких лет не случалось, чтобы что-то болело, а год назад сполна наелась редьки, напарилась от души - вот и "стукнуло". Но отошла от недуга, подлечивается сейчас потихоньку и по-прежнему норовиста, бодра.

Беспокоит её, что времена нынче опасные. Пенсия у тружеников военного тыла не обидная - вдруг кто соблазнится. Вот и держит Фрося под кроватью кочергу...

Несмотря на годы и на то, что неподалёку дочь с зятем живут, Ефросинья Петровна всегда сама справляется в своём доме. Всё у неё под рукой - фотографии близких, уютное креслице и огромный, на полкомнаты, телевизор. А утром по весне будит её, как всегда, щебет таёжных птиц, зовёт неустанно к жизни...



Вероника АНУФРИЕВА.

Ваня из моего двора

В последнее время, вот уж месяца как три, в социальном плане я живу в микрогруппе называемой семьей
общаться мне собственно говоря не с кем..   внутри семьи это общением мало назвать можно, это быт и игра реакций
друзей у меня тут нет и распыляться особенно не кого...  оттого хожу я мрачная как туча
в моем подъезде живет мальчик, которого я помню еще со школы. Он всегда стоял у подъезда и просто стоял... днями, часами,
открывал всем дверь... вроде как дворовой мальчик.... возраст с трудом определялся, школьник думала я. мы говорили друг другу привет, но сразу я заметила в нем странность - поняла что он из них, из аутистов. Хотя я слова этого не знала, он был еще ребенком, и можно было принять просто за скованность и стеснительность...

приезжаю в этот раз домой - а сколько воды утекло - у меня уже морщины появились. А мальчик все стоит!
и даже на лавочке сидит, и по прежнему во дворе существует, как приклеенный целыми днями во дворе находится...
вырос...  он всегда напоминал мне внешностью своей Гарри Поттера...строением черепа
вообщем в этот раз я приезжаю -  мы постепенно - день ото дня - здороваемся, общаемся

после пространства радости, где я узнала про этих самых фиолетовых людей с разными синдромами, задвигами и отклонениями - я сразу поняла кто он....  ) он - наш! оттого тот барьер, который был раньше... а он был, и причем не маленький,
как-то стал поменьше и Ваня - мой единственный дворовой друг....

хочу написать о нем больше, полнее..

Пока не забыла (история про бом.жа)

вспомнила о том что у меня есть этот тайный блогъ
вспомнила одну историю , почему то впечатавшуюсся в мозг и думаю - ёлки палки - про меня ли это?
читаю Л. Толстого и поняла да- наконец дозрела до смакования русской литературой
кому то это смешно слышать - а мне вообще книжки читать было неприятно какое-то время.

да и кого

это волнует?


ах, да вот история эта документальная
случилась как раз где-то год назад со мной, в 13 году в середине лета...   возвращаюсь я от своего любовника домой
иду по среднему проспекту, вся такая в опьяненном состоянии, расслабленная очень.... а время позднее, но по прежнетему светло...  подходит ко мне на перекрестке мужик - на первый взгляд инеллигентной наружности - но совсем даже не приглядывыаясь - и тип этот просит закурить - а у меня как-то водились сигареты в то время..  я его угощаю, а он собака, начинает со мной идти,
беседовать...  я приглядываюсь, прислушиваюсь, что он там говорит,  и вижу - Ба!  да это ж, бомж.
А лицо интеллигентное, борода, проседь. Говорит тоже складно...
Идем. Идём. Историю я это помню плохо. уже как-то даже, придумывать начинаю, а может так и было.
Звали товарища Андрей по фамилии Курсков, пришел он в Петербург из Калуги, где у него есть домик. В прошлом - своем добомжеватом периоде - был научными работником - а дальше - вот, случилось с человеком что-то...  пошёл на все четыре стороны. С собой у него был пакет, в котором были какие-то ништяки и книга, которую он пишет...  многие бомжи, почему-то пишут книги, не первый раз встречаю.  шли мы шли
а потом залезли на крышу во дворе напротив церкви. оказалось туда очень просто залезть, а внизу еще какое то ментовское заведение. Но никого не было. Залезли посидели там. Он уже начал меня раздражать, так как стал приставать и предлагать мне стать его женой и так далее в таком неприятном для меня ключе.
слезли. Ну, думаю - валить надо...  а никак не отвязывается .
Я черешню несла в пакете - даю ему - на вот поешь
он отказывался, а потом взял, прямо немытую есть.
потом на набережную пошли - я думаю - ну всё - делаю ноги - а он мне - постой - погляди за моими шмотками -а я
поплаваю.
Ну думаю всё - валить. А сама стою и как то неудобно уходить вот так не попрощавшись...
Он залез голый. Искупался. Слава богу я вовремя отвернулась, так ему хотелось поэкзгибиционировать передо мной.
вылез. ну думаю всё- у матываю..  но опять же снова - не удобно не попрощавшись, все - таки с человеком пару часов общалась...
а он уже искупался, вылез значит...  я говорю - ну все, мне пора, спасибо за приятное общенье (а про себя - скорей бы уматать)
а он говорит, а давай завтра встретимся, договорися где...  я говорю - нет, не могу. мне домой пора.
а где живешь? - ну думаю, если сейчас скажу свой адрес, то он будет у меня в парадной жить
гооврю ему - тучков переулок
и сама направляюсь в сторону дома. Бомж идет за мной, я в арку - он под арку, я направо - он направо -
насилу замела следы.

что сказать, долго я шла от 10 линии до 1-ой, прогулка мне эта показалось короткой и ёмкой, хотя времени ушло наверное часа три...  
я и ныне помню как сейчас его голос, доброжелательный, теплый, с хитринкой и шуткой как будто у доброго дедушки
он мне комплименты говорил в своем необычном роде - ты говорит европейского склада женщина - высокие ноги, спортивные и лицо..  а еще в тебе мудрость и наивность детская, терпения много.... а сам идет со мной и когда начал купаться и раздеваться передомной - вдруг спрашивает: Как ты это терпишь?!
и вправду - как?   неужели девушка должна была оскорбиться и пренебречь компанией бомжа.
Да , пожалуй, но мне тогда действительно интересно было узнать психологию бомжа.
для бомжа многие границы стерты...  например, на крыше когда залезли, он мне вдруг, после чтения своих стихов (кстати, мне они показались весьма недурными)  - вдруг говорит: а давай любиться и лезет как будто целоваться.  я от омерзения конечно сразу с крыши то и полезла в низ,  вот так ведешь культурную беседу с бомжом на крыше, наслаждаешься стихами, видом церкви, неба, а он прямо вот так - давай любиться... на полном серьезе...

слезли мы значит с крыши его как-то отпустило, снова цивилизованный стал...
паспорт мне показывал, про жену что-то говорил, бросила она его...
ну вот и вся история, не гуляйте девочки по ночам с божами, нет тут ни морали, ни басни

конец

(no subject)

* *
В вагоне шаркают и шамкают
и просят шумно к шалашу.
Слегка пошатывает шахматы,
а я тихонечко пишу.

Я вспоминаю вечерение
еще сегодняшнего дня,
и медленное воцарение
дыханья около меня.

Пришла ко мне ты не от радости —
ее почти не помнишь ты,
а от какой-то общей равности,
от страшной общей немоты.

Пришла разумно и отчаянно.
Ты, непосильно весела,
за дверью прошлое оставила
и снова в прошлое вошла.

И, улыбаясь как-то сломанно
и плача где-то в глубине,
маслины косточку соленую
губами протянула мне.

И, устремляясь все ненадошней
к несуществующему дну,
как дети, мы из двух нерадостей
хотели радость, хоть одну.

Но вот с тетрадочкой зеленою
на верхней полке я лежу.
Маслины косточку соленую
я за щекой еще держу.

Я уезжаю от бездонности,
как будто есть чему-то дно.
Я уезжаю от бездомности,
хотя мне это суждено.

А ты в другом каком-то поезде
в другие движешься края.
Прости меня, такая поздняя,
за то, что тоже поздний я.

Еще мои воспринимания
меня, как струи, обдают.
Еще во мне воспоминания,
как в церкви девочки, поют.

Но помню я картину вещую,
предпосланную всем векам.
Над всей вселенною, над вечностью
там руки тянутся к рукам.

Художник муку эту чувствовал.
Насколько мог, он сблизил их.
Но все зазор какой-то чутошный
меж пальцев — женских и мужских.

И в нас все это повторяется,
как с кем-то много лет назад.
Друг к другу руки простираются,
и пальцев кончики кричат.

И, вытянутые над бездною,
где та же, та же немота,
не смогут руки наши бедные
соединиться никогда.


1960



ОДНОЙ ЗНАКОМОЙ




А собственно, кто ты такая,
С какою такою судьбой,
Что падаешь, водку лакая,
А все же гордишься собой?

А собственно, кто ты такая,
К гда, как последняя мразь,
Пластмассою клипсов сверкая,
Играть в самородок взялась?

А собственно,кто ты такая,
Сомнительной славы раба,
По трусости рты затыкая
Последним, кто верит в тебя?

А собственно, кто ты такая?
И, собственно, кто я такой,
Что вою, тебя попрекая,
К тебе прикандален тоской?

1974 © Евгений Евтушенко

(no subject)

вчера на ночь придумала любопытные мелочи

называть ёё - младшей подругой
"младшая подруга побрилась на лысо"  "младшая подруга ждет гостей"  "младшая подруга дурно пахнет"

договорились что если у меня будет возможность использовать машину времени -
я - отправляюсь в детство Димы 5 лет и оказываю на него влияние чтобы он в будущем изменился в ту сторону что мне надо
он - отправляется в мои 16 лет где я гот и он мой первый парень

Наблюдения, размышления.

заметила, что когда я живу в Питере - у меня есть друзья, но нет семьи,
когда живу дома - есть семья, но нет друзей
и в каждом из этих вариантов свои минусы и плюсы.

заметила, что в жизни у меня не было периодов когда бы у была хоть сколько нибудь богата , денег именно у меня (а не у окружения) как правило мало во все периоды. деньги есть только у кого-то кто рядом со мной.

про кино влияния

Есть один бельгийский фильм, который я посмотрела лет пять назад..  он называется "Бывший барабанщик"  Не знаю почему - он крепко засел у меня в голове и переодически музыка и кадры из фильма начинают крутиться в голове...  и я ничего не могу с собой поделать. Он просто появляется и всё. И, мне даже не с кем поговорить об этом.

Фильм я этот не люблю и он вызывает у меня отвращение и как я и ранее о нем уже говорила - ощущение такое, будто побывал

в помойном ведре после просмотра.
Единственное что - музыка. И общая атмосфера фильма. А так же главный герой - писатель, который собирает группу неудачников-неадекватов для единственного выступления..  он погружается на такое дно (насилие, грязь, гомосеки, наркотики, люди-свиньи) и смотрит на все как-то со стороны. фильм смотрела три раза, каждый раз стараясь как-то посмотреть иначе.

почему -то я чувствую себя в этом фильме, в некоторые моменты жизни.
наверное, надо найти какое то другое кино, которое будет создавать мне положительный бэкграунд.

единственное я не понимаю, чего. Как в таком аду - а фильм и есть ад - может звучать такая душевная музыка?

посему вывод: никогда не смотрите это кино. сильно спамит мозги.

(no subject)

через неделю улетаю жить на Бали
hello, paradise? )

-написала я в черновиках этого блога, еще не подозревая что ждет впереди.
жопа - это мое перманентное состояние и нет разницы в какую точку мира ты свою жопу отвезешь.
горько, но факт.  Единственная поправка что в городе Петербурге эта же самая жопа кажется какой то более
органичной и человечной, нежели в других частях света

набросок (2)

история детективно-мистического характера
о "странной находке"
девушка сидит в кафе и ест, к ней подходит странноватого вида толстая тетка и оставляет пакет, говорит я сейчас отойду
закажу , вы присмотрите за вещами
девушка улыбается соглашается тк сидит за столом на четверых
и пока она ест она забывает про ту тетку
а когда заканчивает вдруг видит что время прошло, а тетки нет
тогда она ищет ее глазами идет у кассы ищет среди столиков
тогда она встает и видит что ее вообще нет нигде
тогда она берет пакет чтобы отнести администратору и сказать что вот какая-то женщина забыла
и пока она его берет в руку, она чувствует что пакет очень легкий
она заглядывает внутрь а там куча скомканной бумаги
смятые листы...  исписанные красивым аккуратным старомодным подчерком...
из любопытства она берет один листок и начинает читать......
****
парень заходит в кафе после работы, это его любимое кафе он всегда садится на одно и тоже место
где ему уютно и комфортно... это место с лампой, у окна
он как обычно делает заказ : сырный суп, чебурек и салат греческий, маленькая печенька и кипяток
пока готовят заказ,  он вдруг замечает на подоконнике потрепанную распухший блокнот в истрепанной кожанной
обложке, синего цвета
он с любопытством его берет и открывает, из него выпадает целый ворох открыток, фотографий, рисуночков
блокнот принадлежит девушке на первой странице написано "сокральный дневник Алисы Ч. "
если вы читаете этот дневник, то значит, меня скорее всего нет в живых,
через пару сток
шучу, шучу, это значит, что я выбрала вас.
далее наш парень начинает смотреть фотографии и картинки
ну и начинается игра с его сознанием
эту игра собственно ведется из повествования дневника
он конечно же захочет с ней познакомиться
но где ее искать?
***

набросок

история про мальчика из Кыргыстана
который отличался от других, думал иначе и очень хотел жить по-другому
как он начал свой путь из низов поехав на заработки в Москву, как работал в бригаде таджиков, где было ужасное
окружение все как животные пили, курили пытались сделать его таким же, как "москва слеза не верит"  как он
чуть не опустил руки и не потерял себя, как он много работал и было тяжело и никто его не уважал и плевал ему
в спину, как его побили нацисты, как он всегда слышал голос в себе который ему помогал в самую трудную минуту,
как он договаривался с богом, давая ему обещания, как он нарушал эти договоры и получал по голове
и как он шел на сделку с совестью, как однажды он познакомился с людьми которые рассказали ему как все изменить,
люди которые помогли ему переехать в питер, как стал заниматься духовными практиками и проводить семинары
как разочаровался в этом со временем и стал искать чем жить и как жить
как он не верил в то что жизнь это испытание
как он страстно полюбил россию,  как он всегда любил петь и научился играть на гитаре
как у него стало это получаться и люди уже не видели в нем "понаехавшего" и "хача"
как он стал объединять людей своей музыкой и пением и как дальше развивалась его судьба
как он относился к своей матери и к всегда мечтал создать свою крепкую семью
как он встретил скромную девушку из Вологды

ну и далее....